Свадьба, мы и товарищ Сталин

Ошибки надо не признавать. Их надо смывать! Кровью!
(из фильма «Кавказская пленница»)

Были времена, когда на работе давали отпуска на целый месяц. Дали и нам, в честь свадьбы. Получилось настоящее свадебное путешествие в Абхазию.

В мае еще холодно, на пляже не посидишь. Главное – путешествия по побережью. А тут открылась навигация, запустили регулярные рейсы на теплоходах с подводными крыльями из Сухуми в Батуми. Как тут не съездить!

Что у нас там есть в Батуми посмотреть? Дельфинарий, ботанический сад на Зеленом мысе. Что еще? Вот, есть домик Сталина, туда надо бы тоже сходить…

Отправились из Сухуми

свадьба мы и товарищ Сталин

Навигация только началась, пассажиров было очень мало, человек 10-15 на весь катер. Все расселись в отдалении друг от друга, наверное, чтобы не мешать друг другу, и «Метеор» отправился из Сухуми точно по расписанию, часа в два пополудни.

Следующая остановка планировалась в Поти, а затем порт прибытия в Батуми. На все про все часа 4 или 5, точно уже не помню. В Батуми катер приплывал уже ближе к вечеру, когда становилось не так жарко.

Сидим вместе с женой, разговариваем, изучаем предусмотрительно где-то раздобытую карту Батуми (Интернета тогда не было!), готовимся к вояжу в стиле «здесь был Вася», ну, чтобы отметиться везде, где только можно. Никого не трогаем, ни к кому не пристаем, ни у кого ничего не спрашиваем.

Видимо, все-таки так хорошо изучали будущие достопримечательности, что один из пассажиров – одинокий мужчина, местный житель, с большим количеством какой-то поклажи: свертки, пакеты, коробки, чемоданы – и как это он смог один все занести на борт, не понятно – проявил к нам интерес. Подошел. Стал расспрашивать, кто такие, откуда, куда едем. По-простому так стал все выспрашивать, как это умеют делать наши советские люди.

Очень заинтересовался выбором домика Сталина в качестве важной достопримечательности Батуми. Заговорил громко:

– Вот, правильно! Надо учиться у товарища Сталина! И потом на его примере воспитывать своих детей! – ну, и так далее в том же духе.

Мне бы промолчать, кто за язык тянул? Нет, ответил зачем-то:

– Сталин был диктатором, – это я поднабрался из открытой печати того времени, времен невообразимой гласности, коренной разрушительной перестройки и яростного безудержного ускорения куда-то вперед, а может и назад, в общем, неизвестно куда.

Что тут началось!

–Да, нет же, ничего вы не понимаете! Как вы можете такое… Такой человек, а вы! Да кто вы такие?! Какой ужас…

Наш попутчик не нашел ничего более интересного, как стал нас воспитывать, мол, с таким пониманием нельзя жить, чему вы сможете научить своих детей? И так далее в том же духе. На детей он особенно напирал, предполагая, что ничего путного из них не вырастет, если их не растить в любви к товарищу Сталину.

На шум из другого конца большого пассажирского салона быстроходного судна поднялся другой местный житель, который тоже путешествовал в одиночестве. Подошел и тихо, не повышая голос, попросил товарища отстать от нас – слава богу! Как ни странно тихий голос сработал, сталинист начал успокаиваться. Немного еще поворчал, снизив голос, потом к нашему удивлению развернулся, отошел, сел на место и почти мгновенно заснул под равномерный гул турбин постоянно вибрирующего быстроходного плавсредства. Говорят, у буржуев до сих пор нет ничего подобного нашему «Метеору», а может, конечно, врут…

Мы поблагодарили нашего спасителя, свернули карту, прекратили обсуждение своих планов, что называется, «в общественном месте», чтобы больше не привлекать к себе внимания. «Тише едешь – шире морда!», – как мудро говорил один мой институтский приятель, ой как он был прав!

Остановка в Поти

Поти оказался каким-то засекреченным городом. По крайней мере, на берегу не было ничего, кроме видавшего виды, изобилующего ямами на разбитом бетоне пирса, к которому причалил наш «Метеор». Вероятно, город располагался где-то выше, в горах, и его не было видно. Пирс от этого казался бесконечно одиноким, ощущения были странные, как будто ты находишься в нигде, а едешь в никуда.

Стоянка была короткой. Вышло несколько человек, и сразу же вошли примерно столько же. Катер по-прежнему был практически пустой внутри, 10-15 человек, находящиеся в нем, погоду не делали.

До отправления оставалось минут пять, если не меньше, как вдруг наш попутчик – тот, которому я сдуру сказал все, что думал, проснулся. Он сидел с правого борта, именно с этой стороны располагался одинокий причал.

Увидев в окно пирс, и ощутив, что катер стоит, наш попутчик заволновался и как бы в никуда спросил:

– Это Батум?

В отличие от нас местные жители называли города Сухуми и Батуми без буквы «и» на конце. Наш спаситель, избавивший нас от приставучего фаната товарища Сталина, не моргнув глазом, и не поворачивая головы в сторону вопрошавшего, ответил четко без тени сомнения или иронии:

– Да, это Батум.

Наш воспитатель мгновенно проснулся, суетливыми, но ловкими движениями сгреб всю свою поклажу в одну большую кучу, довольно четко и в пропорции один к одному разделил эту кучу на две части, подхватил каждую из двух частей в левую и правую руку, и через полминуты уже стоял на пирсе, держа в руках свои многочисленные и, вероятно, не очень легкие вещи, с удивлением и не пониманием оглядываясь по сторонам.

Мы с супругой, молча и несколько оторопев, наблюдали, что будет дальше. На пирс уже вышел моряк с нашего «летящего над волнами» судна, чтобы отдавать концы, как говорят моряки. Зачем отдавать концы, когда можно просто отвязать корабль от пирса, непонятно? Однако мы были уже полностью готовы не то отдать, не то принять эти концы, и затем – концы в воду и помчаться, именно помчаться, а не поплыть, дальше!«Дорога в никуда», – почему-то вспомнился романтик А.Грин…

Наш попутчик, волею судьбы оказавшийся на пирсе в Поти, размышлял и оценивал обстановку недолго. Когда моряк с нашего катера уже потянулся к кнехтам – это такие тумбы, на которые набрасывают те самые концы, фанат товарища Сталина уже заходил по еще не убранному трапу обратно на борт.

Вернувшись на свое же место, откуда он только что с такой прытью выскочил на берег, наш любитель диктаторов стал медленно, не спеша раскладывать вещи обратно. Ни на кого он не смотрел, а о чем он думал в этот момент, понять было невозможно ни по его действиям, ни по выражению лица, на котором была написана тяжелая дума.Медленно, как во сне, он раскладывал свои вещи, и раскладывал свои вещи, и раскладывал…

Катер уже отчалил, успел развернуться, поднял нос, дал газу, пассажиры затряслись в мелкой лихорадке непрерывной вибрации по водной глади на пути к своей конечной цели, в славный город Батуми.

По пути в Батуми

Разложив вещи, грузин, местный житель из Батуми, еще немного посидел, глядя в окно. Окружающие для него как будто больше не существовали. Он был в себе, внутри себя. Глубоко.

Затем наш сталинист встал. Я, честно говоря, немного напрягся. Он пошел, но не к нам, а к тому самому грузину, который посоветовал ему выйти в Поти. Я еще больше напрягся, но это было зря.

Воспитатель детей на примере товарища Сталина обратился по-русски, хотя они могли общаться между собой и по-грузински, к нашему спасителю, по-прежнему сидящему в другом конце метеора на подводных крыльях, который даже не повернулся в сторону подошедшего:

– Спасибо тебе!

Наш избавитель от, как минимум неприятных нотаций, ответил, все еще не глядя на стоящего:

– Пожалуйста.

Фанат Сталина стал говорить громче, четче, чтобы, наверное, слышали все, кто был в тот момент на борту:

– Спасибо тебе за науку! Я ее четко усвоил. Нельзя приставать к нашим гостям, даже если мне в них что-то не нравится! Я был неправ. Ты мне об этом сказал, и еще раз напомнил мне об этом в Поти. Ты поступил совершенно правильно, так мне и надо!

– Пожалуйста, – по-прежнему немногословно ответил пассажир, и, наконец повернувшись, коротко и дружелюбно взглянул на ставшего покорным любителя диктаторов.

Все нужные на тот момент слова были сказаны. Наш случайный попутчик теперь уже окончательно сел на свое место, немного поерзал, затем успокоился и неожиданно быстро и легко заснул сном праведника, и  проспал до самого прибытия в порт Батуми, куда мы пришли (вспомнил, что моряки не плавают, а ходят!) без каких-либо новых приключений.

…В дельфинарий, на Зеленый мыс и в домик товарища Сталина мы сходили, но это, что называется, уже история совсем про другое. История про то, как «здесь был Вася». Небольшой, но запоминающийся фрагмент свадебного путешествия удался на славу!

Комментарии: 1
  1. Саша

    У каждой пары есть своя история свадьбы и свадебного путешествия, если оно было, конечно.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Свадьба, мы и товарищ Сталин